НОВОСТИ ФУТБОЛА | СТАТЬИ | ОБЗОРЫ | ВИДЕО | РЕЗУЛЬТАТЫ LIVE | КОНТАКТЫ | КОТИРОВКИ
    

###Виктор Колотов, "Рубин" и "Динамо" ###

«Ребята, вам удалось победить «Динамо» лишь потому, что за киевлян не играл Виктор Колотов!»

С этими словами я обратился к футболистам «Рубина», «прорвавшись» с помощью Курбана Бердыева в раздевалку гостей. «Татары» для приличия понимающе зааплодировали, хотя, думаю, вряд ли они знали, какой выдающийся футболист начинал свою карьеру в их команде. Ведь это было так давно – больше сорока лет тому назад!

«Не было Виктора Колотова» и в ответном матче – в Казани и киевляне снова проиграли: не нашлось в команде лидера, человека, который не только ведет за собой команду, пластается в подкатах по всему полю, но и забивает решающие голы. Наверное, такое будет продолжаться до тех пор, пока «Динамо» перестанет ввозить в страну откровенный «полуфабрикат», вместо того, чтобы выискивать «звездочек» на родных просторах, а потом доводить их до европейского уровня. Хочется побыстрее и сразу!..

В динамовском магазине появилась книга «Повесть о настоящем человеке…» – беседы о Колотове с теми, кто не только играл с ним в одной команде, но и с теми, кому посчастливилось пользоваться его дружеской поддержкой. Мне особенно приятно, что Курбан Бердыев в ночь перед киевским матчем с «Динамо» успел «проглотить» половину книги: то ли она ему так понравилась, то ли пытался разобраться в тонкостях «таинственной русской души»…

Оказалось, что «Динамо» времен Колотова и Лобановского давно уже – в истории, и сейчас под бело-голубыми знаменами играют футболисты, не только не знающие истории некогда великого клуба, но и, в отличие от своих знаменитых предшественников, не особо отличаются мастерством.

Разговор о Лобановском – впереди, а сейчас давайте вспомним, каким был Виктор Колотов. В этом материале я использовал цитаты из старых публикаций десятилетней давности и отрывки из книги…

«Рыцарь без страха и упрека» – динамовцы о Колотове

Михал Коман:

– Виктор – прежде всего очень честный человек. Это было видно и на поле, об этом знали и знают все, кто имел с ним дело... Он играл очень полезно: всегда успевал помочь сзади – отбирал, отдавал пас и тут же «открывался»... Даже, если полкоманды было «не в форме», Колотов в одиночку продолжал сражаться и почти всегда побеждал!

Андрей Биба:

– Виктор до сих пор считает себя моим крестником. Кроме той «акции», когда мы его вывезли из Москвы из-под носа у «Торпедо» и ЦСКА, нас сблизил футбол. Относительная простота колотовской игры могла обмануть многих, но я с самого начала проникся уважением к его удивительному умению играть без мяча. Никогда ранее да и, пожалуй, сегодня на найти такого игрока, к которому бы не могли подобрать ключик соперники. Ходы Колотова были всегда своевременны и неожиданны...

Павел Богоделов:

– Мне пришлось играть против «Рубина», когда там еще выступал Колотов – ему тогда было всего 18-19 лет, но уже чувствовалось, что парень в Казани не задержится... Поражал его длинный шаг и то, как он, словно лань, летал над полем от своих к чужим воротам и обратно...

Анатолий Молотай:

– Были у нас великие футболисты, человеческие качества которых все же не позволили им стать личностями. С кем бы в разное время я ни говорил о Колотове, ни от кого мне не пришлось услышать хотя бы намек на отрицательное к нему отношение... Колотов – футболист XXI века: его скорость, самоотдача, непостижимая игровая интуиция – были совершенны... В отборе он был получше многих защитников, в атаке – неудержим, голы забивал – на любой вкус... Не даром игроки того «звездного» состава признали его превосходство по всем параметрам, игровым и человеческим, и единогласно избрали капитаном.

Виктор Бельков:

– О Колотове можно говорить очень долго, и притом только хорошее: таких футболистов, таких людей на моей памяти было считанное количество.

Он был прекрасен и в атаке, и в защите, неудержимый в перемещениях, умел предвосхитить развитие игровой ситуации – такие рождаются раз в столетие... Просто необходимо, чтобы память о Виктор в нашей стране была увековечена: это может быть и международный турнир, и призы, и стипендии...

Александр Щанов:

– За свой долгий век в футболе я немало повидал «звезд» и «звездочек»... Виктор Колотов, придя в «Динамо» внес немало такого, что со временем стало его фирменным знаком. Вспомните, какие мячи он забивал в первых же своих матчах: от такого неудержимого стремления к воротам мы тогда уже успели отвыкнуть!.. И надо сказать, что некоторое время команда просто-таки «выезжала» на его победных голах: он стал чуть ли не «палочкой-выручалочкой»... Его игра на опережение явилась чуть ли не эталоном игровой интуиции. Таких футболистов и до сих пор мы не воспитали...

Уверен, что память о нем останется надолго. Но для этого и клуб, и федерация должны сделать все возможное для этого...

Николай Богданов:

– Печально, что так рано уходят от нас такие люди, как Виктор Колотов... Он, снискавший славу и уважение миллионов, добившийся многого, все же мог бы раскрыться еще полнее – уже на тренерском поприще. Не дали!..

О нем можно говорить только хорошее: человек необыкновенных личных качеств, трудяга, скромный, уважительный... И это на фоне исключительного футбольного профессионализма...

Мы в долгу перед ним, и, уверен, будет высочайшей несправедливостью и недальновидностью, если в ближайшее время память о Викторе Колотове не будет увековечена. Например, это может Суперкубок, который разыгрывают чемпион и обладатель Кубка Украины...

Виталий Шевченко:

– Он по жизни был честный, простой парень, и до сумасшествия преданный футболу. Всегда хотел играть, и были даже такие ситуации – помню, как раз в то время я уже играл в Киеве – когда Виктор возвращался из сборной, разумеется, усталый, ему разрешали отдохнуть, не тренироваться в полную силу. Куда там: Виктор сам брал мяч и тренировался, тренировался – повышал свое мастерство несмотря ни на что.

Колотов явно опережал свое время: старался играть в футбол по всему полю, что чуть позже стало известно всему миру под названием «тотальный футбол», который явили миру голландцы. В принципе Виктор был универсальным футболистом. Мог отработать в обороне, достаточно надежно, квалифицированно, может быть, не так искусно, сыграть в середине поля, и, будучи полузащитником, очень много забивал. То есть, был абсолютным универсалом, чем, по-моему, и опередил свое время.

Его манера игры была нетипична для нашей страны: скорее он играл так, как играют в Англии, или в Германии. Тамошние футболисты характерны тем, что бьются на поле как львы, не щадя ни себя, ни соперника. Таким был и он, играл достаточно жестко, однако был совершенно не способен на подлость. Ударить человека специально он бы не смог никогда, и всегда старался бороться за мяч только честными способами.

Можно ли такого воспитать? Думаю, да. Но прежде природа-матушка должна дать такого человека, а уже потом, при правильной работе, педагогической и тренировочной, можно воспитать такого. Но, в первую очередь, должен быть исходный материал. Ведь он пришел из первой лиги, где, полагаю, не велась на должном уровне тренировочная работа, однако сразу же заблистал.

Одно из последних интервью

Это было в самый разгар лета, когда в Киеве, по обыкновению, стоят отличные дни, солнце добросовестно трудится, загоняя людей на пляжи, а туристические агентства в паре с телевидением с утра до ночи расхваливают прелести Анталии и Канарских островов... Ничто не предвещало каких-либо осложнений – курортная страда. Да, и футбол, который, обычно, в это время берет маленький тайм-аут, пока не доставлял никаких особых проблем – все вроде бы шло по заранее спланированному сценарию. Самое время где-нибудь в тенечке спокойно помолчать... с удочкой... Как ведут себя в такие дни юбиляры? Одни, полные энтузиазма и желания подчеркнуть свою причастность к быстротекущим событиям, развивают бурную деятельность – попробуй в такой день не «накрыть поляну»... Другие энергично «увековечивают» собственный образ – ведь «в жизни раз бывает» 50 лет – возраст серьезный! Бесспорно, – этапный, несомненно, – срединный, наверное, – в какой-то степени итоговый. И еще: пока совсем не тянет на обобщения и можно, не торопясь, прикинуть расклад на несколько будущих лет...

Виктор Михайлович, когда я уговаривал его хотя бы полчаса «поговорить за жизнь», отнесся к этому предложению без особого энтузиазма: – Вряд ли стоит долго распространяться на эту тему, неужели от нее нельзя уйти! Об этом уже так много судачили все, кому не лень...

Но чуть позже, постепенно входя в предюбилейное состояние, расслабился и даже стал откровенным, чего в обычные дни за ним не замечалось: – Хотя, вспоминая молодость, вдруг понял, что, и в самом деле, самые счастливые годы прошли, и надо привыкать к своему сегодняшнему «состоянию»...

Прежде, чем расположиться в глубоких креслах и предаться приятным воспоминаниям, мы решили слегка размяться, потренировав большую «лабрадориху» Аниту-Молли-Келлари. Симпатичная собака, заняв место в импровизированных воротах, так отчаянно бросалась на мяч, ловко парируя удары хозяина мощными лапами и на лету хватая мяч огромной пастью, что очередь моего диктофона наступила еще нескоро ...

Колотов – великий молчун и его подчас трудно разговорить, но как только это удается сделать, следует быть готовым к исключительно профессиональной беседе, начисто лишенной каких–либо пикантных подробностей, которыми так богата околофутбольная жизнь... А ведь нам всегда хочется узнать побольше интересного о любимой игре, насколько возможно приблизиться к ней, постараться докопаться до тайны: например, – каким же это образом из обычных-то в общем мальчишек вырастают «звезды»...

Так уж получилось, что наш разговор начался с моих непроизвольных воспоминаних о событиях 70-го, когда молодой полузащитник из казанского «Рубина», минуя Москву, оказался в Киеве...

– Вряд ли стоит долго распространяться на эту тему, неужели от нее нельзя уйти? Об этом так много судачили все, кому не лень... Хотя, вспоминая те далекие годы, вдруг понял, что, и в самом деле, молодость-то прошла, и надо привыкать к своему сегодняшнему состоянию.

– Вы никогда не жалели о тогдашнем решительном шаге? Или, может быть, иногда, под плохое настроение, приходили мысли: а не лучше ли было играть в «Торпедо» или ЦСКА?

– Думаю, всей последующей жизнью я подтвердил, что выбор сделан правильный. Никогда мне не пришлось пожалеть о том, что выбрал «Динамо», и об этом, наверное, убедительнее всяких слов говорят результаты – мы ведь с ребятами кое-чего добились!

– А что, московские предложения были менее заманчивы?

– Самое заманчивое предложение поступило от «Динамо». Но тогда, наверное, сыграло роль не столько мое желание, а оперативная и согласованная работа динамовских служб, которые еще до той операции сумели перевезти в Киев моих родителей и брата... А потом уже и я стал киевлянином.

– Москва, наверное, пугала армией?

– Скорее всего, я бы оказался в ЦСКА.

– Когда в «Советском спорте» вышла разгромная статья, не задрожали колени – прессу тогда боялись все?

– Что-то похожее испытал. Молодой ведь тогда был – начал даже обвинять родителей, что из-за их поспешности с переездом в Киев могу навсегда лишиться футбола. Грозила ведь годовая дисквалификация, а я уже не мог без футбола...

– Насколько я помню, кому-то все-таки достаточно оперативно удалось вас защитить перед высоким начальством. Сколько пришлось пропустить игр?

– Не знаю, как там мой вопрос решался, но я пропустил первые пять туров.

– И вышли на игру с ворошиловградской «Зарей», и в первой же игре забили гол!..

– Да, повезло – если бы не забил, может быть и не заиграл...

– Помню, как вы выбежали на передачу справа и головой забили единственный в той игре мяч. Таких голов в вашей биографии было очень много – наверное, именно поэтому вас называли «палочкой-выручалочкой»... Давайте погрузимся в историю еще глубже: как начинали играть в футбол, где это происходило, кто был первым тренером? Интересно ведь, где готовят таких игроков?

– Играл в футбол, сколько себя помню. Дом наш стоял на опушке леса, и там на полянках и различных площадках мы и возились с мячом. Это было до школы, а потом, когда брат стал брать меня на настоящий футбол – он был капитаном поселковой команды – на меня обратил внимание тренер.

Это было в обыкновенном рабочем поселке Юдино. Недалеко от Казани. Размером, наверное, с Бровары или Борисполь. Сейчас он сросся с городом…

Первая поселковая команда, в которой мой брат был капитаном, выступала на первенство Казани. А мы, пацаны, пока играли «двор – на двор», «улица – на улицу»... Потом появился тренер, хороший человек, которого я считаю не только своим первым учителем в футболе, но и лучшим в моей жизни тренером – Геннадий Константинович Востоков научил меня играть в футбол! Когда я пришел записываться в секцию, мне прибавили год, чтобы можно было играть – принимали ведь с 8 лет...

– А в нашем детском футболе другая проблема: тренеры берут переростком и выпускают их против малышни!..

– В этой секции юдинского футбола под руководством Геннадия Константиновича я прошел все возраста: три года играл за мальчиков, два года – за младших юношей и два – за старших... Семь лет играл на первенство Казани за наш клуб, в котором, как обычно, было пять команд, и мы все боролись за командный зачет. Игры проходили по воскресеньям: с 10 часов утра начинали самые маленькие и в семь вечера на поле появлялись «короли» – первая команда. Какой это был праздник! Мой брат приезжал со мной с самого утра, следил за нашей игрой, а потом мы вместе анализировали все игры... Когда приезжала первая команда и брат выходил на поле, я еле сдерживал волнение, наблюдая за его игрой...

Закончив школу, я решил поступать в авиационный институт, но провалился на первом же экзамене. Пришлось идти по стопам старшего брата (он во всем был для меня примером) и поступать в железнодорожное училище. Правда, к тому времени его переименовали в ГПТУ-26. Учился там и продолжал играть в клубе. Кстати, как потом выяснилось, вместе со мной в «Трудовых резервах» тренировался будущий киевский динамовец Юра Ковалев. Но тогда мы друг друга еще не знали и встретились лишь на совместной тренировке основного и дублирующего составов... уже в Киеве!

Когда начали разыгрывать чемпионат Татарии по «Трудрезервам», я попал в сборную республики. Мы хорошо выступили на чемпионате России и в Курске заняли 1-е место. Потом пришла очередь чемпионата СССР и я уже в составе сборной России стал серебряным призером – здесь, в украинском Стрыю, мы в финале уступили команде Москвы. Зато я получил приз лучшего полузащитника...

– Карьера футболиста шла по нарастающей... А вы все время играли в полузащите?

– Когда выступал «по мальчикам», еще была жива система «дубль-ве» с пятью нападающими и я исполнял левого инсайда. Потом подоспела «бразильская система» и меня отрядили в полузащиту, которая численно возросла. Вообще меня часто пробовали на разных позициях: на полуфинале Союза по «Трудрезервам» в Арзамасе меня, например, использовали в качестве заднего защитника...

– И как, справились?

– Получил приз как лучший задний защитник... А когда заканчивал училище, меня вдруг пригласили в команду класса «Б» «Чайка» (Зеленодольск) и там уже я неожиданно даже для себя оказался на месте центрального нападающего.

– А в воротах, случайно, не приходилось стоять?

– Бывало на тренировках на спор подменял вратаря... А уже играя в киевском «Динамо», в 1972 году, на тренировочном сборе в Бельгии вынужден был заменить основных вратарей в игре против «Стандарта» (Льеж). Получилось так, что Рудаков приехал на сбор с травмой – не захотели рисковать, а Самохин перед самой игрой получил травму... Пришлось вратарский свитер примеривать мне…

– Как сыграли?

– Тренеры были довольны. А я огорчен – не сумел уйти с поля «сухим» – пропустил гол, хотя очень старался.

– Жаль, нельзя подробно остановиться на этом удивительном эпизоде... Как вы оказались в «Чайке»?

– Да Зеленодольск находится совсем рядом с Казанью – что–то типа Вышгорода или даже Вишневого... Туда перебрался работать мой тренер Востоков и он, наверное, порекомендовал им присмотреться ко мне.

– Когда это было?

– В далеком уже 1967 году. Нас тогда пригласили из «ремеслухи» двоих, но вскоре моего товарища отчислили и мне в 18-летнем возрасте пришлось осваивать роль центрального нападающего во взрослой команде...

– И как всегда удачно?

– В первом же сезоне я забил 24 гола и получил приз лучшего бомбардира...

– Я все жду когда же появится «Рубин»?..

– Дело в том, что класс «Б» заканчивал сезон раньше, чем вторая группа класса «А», в которой играл «Рубин», и на последнюю нашу игру приехали за мной две машины: одна из Казани, другая из Йошкар–Олы. Начальник «Рубина» оказался шустрее и увез меня в Казань. Не захотело местное руководство отпускать своего «татарина» в Марийскую АССР. «Рубину» оставалось провести три игры и я сразу же, не теряя времени, «с корабля на бал», включился в игру за дублирующий состав и поехал с командой в Закавказье. Началась другая жизнь... С 1968 года я стал полноправным игроком основного состава. Уже в следующем году мы вошли в первую лигу, став серебряными призерами во второй...

– Как получилось, что вами заинтересовались в сборной СССР?

– Осенью 70–го, после чемпионата мира в Мексике, к нам в Казань приехал с лекциями заслуженный тренер СССР Гавриил Дмитриевич Качалин. От него мы услышали много интересного о мировом футболе – телевидение в Татарии только начало развиваться – а потом Качалин пришел на нашу кубковую встречу с омским «Иртышом». В этой игре мне удалось забить два мяча и мы победили со счетом – 3:0. Наверное, по его рекомендации меня и пригласили в сборную. Правда, тогда это оказался экспериментальный состав на базе ЦСКА – тренировал команду Валентин Николаев, известный в прошлом армеец, заслуженный мастер спорта.

– Раз вы уже начали вспоминать все, так пора уже рассказать и о первых контактах с «Динамо».

– Как раз мы играли в Киеве со СКА и вдруг неожиданно в гостинице появился Андрей Андреевич Биба, который всего четыре года назад стал лучшим футболистом СССР, и, безусловно, мне, как и многим мальчишкам, очень нравилась его умная игра... Познакомились, и он предложил мне встретиться с Виктором Александровичем Масловым. Это было еще в сентябре, до вызова в сборную...

– Маслов сразу же предложил поменять прописку?

– Хочешь со мной работать? – спросил великий тренер. Как я мог сказать: «Нет», – если киевское «Динамо» в 1966–68 годах гремело на весь Союз да и в 69-м только случайно не стало чемпионом! Я тут же написал заявление в «Динамо», оговорив, что до конца сезона доиграю за «Рубин». Ну, а потом пошли всякие злоключения...

– Давайте постепенно: оказались вы в сборной...

– Это, как я уже говорил, была не совсем сборная страны, хотя туда пригласили игроков из нескольких клубов. Вместе со мной там оказался и молодой Виталий Шевченко, который тогда играл еще за Баку...

– Наверное, ЦСКА просматривало игроков для себя, а делали вид, что готовят очередной вариант сборной?..

– Вполне возможно, так как мы даже жили на армейской базе. Но я тогда в таких высоких материях не разбирался. Пригласили – работай! Спаррингом оказалась сборная команда Тегерана...

– Отыграли оба тайма?

– Слабо помню тот матч: играли В Москве, на «Динамо» и, кажется, выиграли. Вышел в «основе» и доиграл до свистка...

– Можно считать этот матч дебютным за сборную?

– Наверное, нет. Мы вышли в форме ЦСКА и почему-то не было ощущения, что играем за сборную страны. А вот уже следующий матч, со сборной Югославии, в котором мы победили – 4:1, я запомнил. И, наверное, потому, что забил первый свой гол на таком уровне, да и в матче он оказался первым...

– На этот раз на каком месте вы играли?

– В полузащите. Вышел под 6-м номером и чувствовал себя вполне уверенно.

– Пора уже рассказать о злоключениях...

– Еще когда мы играли с Тегераном, меня взяло в оборот армейское начальство: сначала принялся стращать Николаев, а потом ему на помощь подоспели два армейских чина в лампасах... Я им рассказываю про заявление в «Динамо», а они – мы тебя в Киев не отпустим, забреем в армию. Я им – про учебу на дневном в институте, а они – не имеет значения!..

– В каком институте учились – снова в авиационном?

– Да, нет – в педагогическом, на спортивном отделении. Решил навсегда связать судьбу со спортом. Институт был в одиннадцати километрах от дома и я в шесть часов вставал, чтобы, сделав зарядку, успеть на лекции. Потом ехал на тренировку, и после тренировки – снова в институт. А после обеда – вторая тренировка, и уже в часов восемь вечера я попадал домой. Уставал, как лошадь!..

– Своеобразная школа выживания?

– Первая пара начиналась в половине восьмого утра и надо было как-то крутиться...

– Атаку армейцев вы отбили... Потом была удачная игра с «югами» и, наверное, появились новые претенденты «на вашу руку и сердце»?

– К этому времени Маслов в Киеве уже не работал, и однажды, когда сборная остановилась в московской гостинице «Юность», Виктор Александрович постучался в мой номер. Он снова вернулся в «Торпедо» и обновлял состав: «Ты говорил, что хотел бы со мной работать – давай, приходи к нам». Я ему говорю, что на мне уже два заявления висит: динамовское и в ЦСКА...

– Так вы все-таки не устояли перед армейской атакой?

– А что было делать, если они меня взяли «в клещи»: показали даже на большой карте СССР, где меня ждут северные олени – возраст-то как раз призывной! В принципе, за два заявления уже грозила дисквалификация... Когда я «сдавался в армию», одновременно написал и отказ играть за «Динамо».

– Запугали капитально!

– Генералы ведь! Опыт у них.. Но Маслов говорит: мол есть поддержка генерального директора автозавода, который является кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС – поможет.

– На мальчика из Казани сразу же столько начальников!..

– Поверил я Виктору Александровичу, тем более, что очень уж не хотелось играть в ЦСКА. А за «Торпедо» у нас в семье все давно болели – командочка была ведь что надо...

– И появилось еще одно заявление?

– Поверил я в житейскую мудрость Тренера, в пробивную силу директора ЗИЛа, в то, что сумею с их помощью избежать дисквалификации... Написал еще одну бумагу.

– На очереди – игра за сборную СССР на Кипре...

– Несмотря на эти выверты с заявлениями, меня все же пригласили в сборную и я в ней неплохо сыграл. Потом была поощрительная поездка: Австрия, Германия, Западный Берлин... А когда вернулись в Шереметьево, меня встречали мама с братом и объявили, что они уже имеют квартиру в Киеве. Думать было нечего –– на следующий жень я уже самостоятельно знакомился с городом, в котором предстояло начинать новую жизнь.

– И вот тут–то все началось...

– Да, все команды, которые обещали помочь, принесли мои заявления и, конечно же, СТК меня с удовольствием дисквалифицировала.

– Не хотели вспоминать о ваших передрягах, но ведь «из песни слова не выкинешь»!.. А можно еще сказать: «Все, что ни делается – к лучшему!»

– Или: «Хорошо то, что хорошо кончается!». Жизнь показала, что так оно и есть.

– Мне кажется, что ваша игровая манера на много лет определила игру киевлян...

– Наверное, мы просто подошли друг другу. Не знаю, какой игровой модели придерживался Александр Александрович Севидов, но по игровым качествам я его устраивал. Как только с меня сняли дисквалификацию, он «отодвинул» Боговика, который наигрывался на это место, и я уже из линии полузащиты не уходил до самого последнего матча.

– Как мы уже говорили, помог первый гол в первом же матче...

– Играл-то я с «Зарей» не очень хорошо – волновался страшно... Правда, игры вроде бы не портил да, плюс ко всему, еще и гол забил. Потом сразу же забил и ленинградскому «Зениту», и тоже победный. Как сейчас помню, сыграл с Бышовцом «в стеночку»... Повезло, что забивал почти в каждом матче – почувствовал уверенность. А вы говорите: игровая манера... Думаю, если бы не забивал, вполне мог бы сесть «на банку». Кстати, вот-так, 71-ом году, мне сразу же удалось забить больше всех голов – 10. Пузач и Хмельницкий расшатывали оборону соперников, а мы, полузащитники, из глубины поля забивали.

– Не изменилась ли ваша игровая манера по сравнению с казанским периодом?

– Как играл за «Рубин», так и в Киеве продолжал играть: атаковал из глубины, играл «на опережение», откликался почти на все длинные пасы за спину защитников. Видимо, в то время «Динамо» и нужен был именно такой игрок. Со временем я и в технике прибавил, стал тактически грамотней. А с приходом в команду Валерия Васильевича началась новая полоса в моем футбольном образовании: раньше ведь теоретических занятий практически не проводили – рассказывали только, что именно я должен делать на поле и все... Это уже потом нам стали разъяснять, кто что должен делать в различных игровых ситуациях.

– Лобановский пришел ведь во вполне сложившийся коллектив – казалось бы, и учить вас ничему не надо было...

– Оказалось, что, несмотря на опыт, мы многого тогда не знали: пошла осмысленная и конкретная теоретическая работа, начали разбираться, кто чем должен заниматься на поле, обсуждали самые невероятные игровые ситуации... Вот тут-то я и начал понимать, что такое современный футбол.

– С кем легче было найти взаимопонимание на поле?

– Каждый из нас знал, что надо делать и куда бежать, так что о том, с кем легче, а с кем не очень – вопрос, конечно же, не стоял... Ведь мы уже несколько лет играли практически в одном составе и знали сильные и слабые стороны друг друга. Наверное, это взаимопонимание и возникло потому, что подобрался ровный состав игроков почти одного возраста, влюбленных в футбол, с одним уровнем мотивации, как сказал бы сейчас «Васильич»...

– Кроме Трошкина, у вас в команде были друзья?

– С Володей легко дружить – очень открытый человек, честный и надежный. И мы как–то сразу сошлись, хотя он – острослов и весельчак, а я предпочитаю промолчать... Вообще же в командах обычно игроки разбиваются на группки, своеобразные «клубы по интересам». Была и у нас своя группа: Матвиенко, Трошкин, Дамин и я...

– Все рыбаки?

– Тогда, на старой базе в Конче-Заспе я в озерцах рыбу не ловил – потом, позже, пристратился к рыбалке. А так, мы в свободное время, в выходные, собирались у женатого Трошкина на обеды, а когда приобрели машины, ездили за город, на пикники... Когда же закончили играть, долго еще выступали за ветеранскую команду «Динамо», исколесили весь Союз, да и сейчас еще, бывает, если есть возможность, куда-нибудь ездим вспомнить молодость...

– Можете ли назвать оптимально лучший состав «Динамо» 60-90-х годов?

– Вопрос, по большому счету, не совсем корректный: на протяжении этих почти 40 годов в Киеве выступало очень много отличных игроков, но играли то они, хоть и на стандартном поле и стандартным мячом, но в разный все-таки футбол. Я бы не взял на себя такую смелость. Ведь поменялись игровые схемы – как же можно объединить в одной команде, например, блестящего Каневского и не менее уникального Шевченко, неудержимого Блохина и такого же взрывного Реброва, непроходимого Голубева, по-директорски строгого Соснихина и неуступчивого Ващука?.. Каким образом, по какой методике сравнивать игроков! Наверное, таким мерилом могла бы послужить степень их соответствия европейскому, мировому футболу. Но звезды 60-х были лишены возможности попробовать себя на Западе, а игроки 80-х, которых в Союзе однозначно считали лучшими, за рубежом в достаточной степени не раскрылись. И хоть Заваров и Михайличенко с Кузнецовым становились чемпионами различных стран, вряд ли можно считать годы, проведенные вне советского футбола, лучшими в их биографиях... Есть такое выражение: «история не терпит сослагательного наклонения – каждый человек соответствует своему времени. Хотя спортивные комментаторы и делают одну попытку за другой объединить футболистов разных поколений в одну «сборную» команду...

– Но ведь хотя бы Яшина можно вполне категорически поставить под первым номером в любую команду!

– Яшин – единственный в своем роде. В Украине, пожалуй, наиболее яркой фигурой является Олег Блохин. А вот среди тренеров бесспорный лидер – Лобановский...

– Есть еще и такая категория как «самый полезный игрок» (применяется в профессиональном хоккее и баскетболе) и на нее, по мнению тех специалистов, которых я успел опросить, претендует один человек – Виктор Колотов...

– Это скорее эмоциональное определение – правильнее основываться все же на цифровых показателях.

– И снова о наболевшем: не грустите ли о советском футболе?

– Тот футбол был моей молодостью, а о молодых годах вспоминается обычно с грустью, хотя и приятно воскресить в памяти те времена, когда был полон сил и впереди была целая жизнь... Что касается уровня футбола, то, бесспорно, он был более высокого качества.

– А может это несколько завышенная на фоне эмоций оценка?

– Тогда ведь играли, по существу, сборные республик – по теперешним меркам, сборные европейских стран. У каждой команды была своя манера игры с характерными чертами – свое лицо... Никто ведь не собирается выводить на поле «Динамо-90» против «Спартака-74»!.. А сегодня в чемпионатах вновь образованных государств участвуют какие–то непонятные команды, которые зачастую не столько играют в футбол, сколько решают свои финансовые проблемы.

– Теперь пойдет серия вопросов о Лобановском – кому, как не вам, отвечать на них. Начну издалека: с приходом Валерия Васильевича в 1973 году в «Динамо» не стало ли труднее жить в футболе?

– И труднее, и легче. Во-первых, потому, что возросли нагрузки, меньше стало свободного времени... А легче – потому, что поняли, как именно надо играть в современный футбол.

– Из «школы» вы попали в «университет»?..

– Можно и так сказать. Думаю, что и наши тренеры кое-чему в процессе этой работы научились.

– На вашей шкуре?..

– Мы все тогда были одновременно и экспериментаторами и подопытными...

– Стал ли футбол Лобановского футболом Колотова?

– Тогда с нами работали два тренера: Лобановский и Базилевич... За свою футбольную жизнь мне довелось работать со многими тренерами: от детских – до сборных команд страны. Сегодня и я стал тренером, и понял, что тот футбол, который нам прививали Валерий Васильевич и Олег Петрович, стал в конце концов моим. Он мне понятен, я его проверил на себе и могу его объяснить, а главное – знаю, как в него играть...

– Все ли в практике Лобановского-тренера устраивало Колотова-игрока?

– В отношениях тренера и футболиста не могут не возникать всякого рода трения – идеальных партнеров не существует. Бывает ведь, когда накатывает усталость и что-то надо делать через силу, – начинаешь ощущать противное желание сопротивляться... Сейчас я уверен, что тренер всегда прав, а тогда на многие вещи смотрел со своей маленькой колоколенки, которая казалась иногда повыше Останкинской телебашни...

– Не о 76-м ли годе речь?

– Да, тогда возникло стихийное вроде бы недовольство тренерами – скорее всего сыграл свою роль неудовлетворительный результат в Еврокубке да и Олимпиада не принесла ожидаемой радости... Теперь я склонен считать тот наш демарш эмоциональным взрывом. А тогда страна едва не лишились молодых многообещающих тренера!

– Некоторые обозреватели считают, что даже великие тренеры имеют право на ошибку – недаром, вспоминая тот период в жизни клуба, многие говорят, что обучая вас премудростям футбола будущего века, тренеры и сами многому научились...

– Не ошибается тот, кто ничего не делает! А в той погоне за мировым футболом, очевидно, нельзя было сбавлять скорость... И время показало, что были сделаны правильные выводы – все можно сопоставлять с достигнутым результатом.

– Как говорится: «Табло все пишет!..»

– Что бы ни говорили сомневающиеся – результат убедительнее всего подтверждает правильность выбранного пути.

– И тем не менее, Лобановский и сейчас не всеми воспринимается однозначно – чем это объяснить?

– Думаю, тут имеет место: и недостаточный объем информации, и нежелание повышать свой интеллектуальный уровень, и ... элементарная зависть. Валерий Васильевич, несмотря на его искреннее желание делиться своими мыслями о путях развития футбола, не всегда всем понятен: чтобы подняться на более высокий уровень, надо неустанно работать над собой, а ведь это очень трудоемкий процесс... Это ведь только со стороны выглядит красиво, когда кто–то ставит перед собой высокие цели и добивается задуманного. А если при этом задеваются чьи–то интересы – не в вакууме ведь живем!.. Нетрудно из почитаемого превратиться в недруга...

– Есть ли на вашей памяти поступки, за которые до сих пор стыдно?

– Один, пожалуй, есть. Когда-то, в далеком 1978-ом, мы неудачно сыграли в одной восьмой финала со шведским «Мальме» и на выезде, когда меня во втором тайме заменили, я расценил это как недоверие и, уходя с поля, что-то обидное сказал Лобановскому.

– А он, говорят, злопамятен?..

– В том-то и дело, что никакой реакции не последовало. Но мне до сих неловко за те слова.

– А гордиться есть чем?

– Может быть, когда в Мюнхене порвали ногу в игре за Суперкубок, сумел собрать всю волю в кулак и доиграть до конца матча...

– Вы все время оставались с Лобановским: не имеет значения, кто кого выбирал – могли бы сейчас уйти, появись заманчивое предложение?

– Хоть я не работаю в «Динамо», а тренирую молодежную сборную, но контакт с Тренером у меня тесный... Наверное, Лобановский выбрал меня, а я постарался остаться с ним, так как давно понял, что его работа – наиболее перспективна... Об уходе из Киева куда-либо пока не думал.

– Не стало ли сегодня труднее работать с игроками, чьи гонорары намного превышают ваши прежние?

– Во-первых, можно сказать, что не в деньгах счастье – в наше время были свои стимулы и уровень мотивации... Во-вторых, не у всех игроков сборной такие уж высокие гонорары. Думаю, прямой зависимости между большими деньгами и уровнем мастерства все-таки нет. Главное, наладить профессиональное отношение, а сделать это нелегко даже на уровне сборной!..

– Наверное, они должны уже в сборную приходить профессионалами...

– Но ведь профессионалами не рождаются – к сожалению, уровень сознания определяется окружающей действительностью...

– Ваш тренерский опыт ведь приобретен задолго до сегодняшней молодежной сборной?

– С 1983 по 1993 я работал с киевским дублем: сначала с Лобановским – в советском футболе, потом с Пузачем и Фоменко – в украинском... Был не совсем удачный дебют с украинскими олимпийцами, когда не хватило самой малости до выхода в финальную часть турнира... Зато в последней, кажется, IX Спартакиаде народов СССР удалось завоевать «золото» – в нашей команде выступали преимущественно игроки 1967 года рождения...

– Это было так давно – не вспомните, кто же стал чемпионами?

– Мы в финале победили сборную Азербайджана – 1:0. Со мной работали: начальником команды – Евгений Петрович Котельников, и вторым тренером – Владимир Николаевич Трошкин. Многие из тех, кто отличился в том турнире, уже закончили играть в футбол – тогда они были молоды и мало кому известны. Попробую вспомнить: Ковтун, Цыткин, Дюльдин, Нефедов, Колоколов, Горилый, Ралевич, Герасимец, Ковалец, Художилов, Деревинский, Иванов, Шматоваленко, Сидельников, Гущин, Есипов... Прошу тех ребят, кто не попал в этот список, меня простить – годы берут свое...

– Не хотелось бы поработать с детьми?

– Наверное, пока еще нет. Пока еще есть силы в «двухсторонке» или «квадрате» сопротивляться двадцатилетним, к детям не пойду. А вообще же очень хотелось бы, чтобы там улучшилась материально–техническая база – иначе заниматься этим делом бесперспективно.

– А ведь по Регламенту ПФЛ команды высшей лиги обязаны иметь детские школы!..

– Не все команды могут содержать сами себя – каким образом им еще и о детских группах заботиться! Попахивает формализмом... Все, как и везде, упирается в презренный «металл»! Вернее, в отсутствие денег...

– Доходит до того, что дети ходят на тренировки со своими мячами...

– Вот именно. И деньги вроде бы не такие уж большие: хватило бы на форму да на мячи – хотя бы на первых порах...

– Есть ли в жизни счастье?

– В фильме «Доживем до понедельника» утверждали, что счастье – это, когда тебя понимают. Согласен. Но есть и другая версия: когда работа и хобби совпадают, то именно это и является счастьем...

Кардиологический центр

В первом декабрьском номере газеты «Команда», появилось тревожное сообщение о том, что «известный в прошлом футболист киевского «Динамо» и сборной СССР, а до недавних пор старший тренер молодежной сборной Украины Виктор Колотов... с сердечным приступом был доставлен в столичную Октябрьскую больницу...»

Выбирая на базаре грейпфруты и лимоны («кардиохворые» посоветовали), я все время прикидывал, о чем мы станем говорить с Виктором Михайловичем. Вряд ли стоит вспоминать события последних шести месяцев – «дела минувших дней», пожалуй, не тянут на тему, которую стоит затрагивать при посещении «клиента» кардиологического центра... Недаром же газета достаточно прозрачно намекала, что «негативные эмоции, пережитые специалистом на футбольном поприще в последнее время не могли не сказаться на его здоровьи...».

Дело в том, что Колотов только что вернулся из Казани, где в его честь проводился представительный юбилейный футбольный турнир – земляки с благоговением относятся к славе своего «татарина», ставшего известным в Европе футболистов...

Совершенно случайно я связался с ним по телефону как раз в день приезда и договорился о встрече – мы иногда играем по воскресеньям на одной площадке...

– Только давай не будем говорить о «молодежке»...

– Согласен. Будем только играть и париться – народ тебя давно не видел...

Потом случилось это огорчительное поражение от «Реала» – этот матч Колотов смотрел по телевизору вместе с друзьями... А потом вдруг заболело сердце, и хорошо в четыре часа утра «Борис» примчался так быстро... Под утро потребовалась еще одна «скорая помощь», которая и отвезла его в «Октябрьскую»...

– Я уже «накручиваю» по сотне метров на этаже, и врачи довольны моей «синусоидой» – хоть сейчас «в бой»!..

– А скоро домой?

– Сначала в Конче-Заспе отдохну, а потом посмотрим...

– Заодно можно и порыбачить, – предположил я, зная, как Колотов с Трошкиным «фанатируют» этим «развлечением».

– Нет, зимняя рыбалка не для меня...

– Как вам «первый блин Морозова?» – не выдержал я, помня, что когда-то Колотова приглашали вытащить из «болота» «Прикарпатье» – а вчера они получили шесть сухих мячей от динамовцев...

– Давай о футболе говорить не будем...

– Что, вообще никогда? Или перенесем на «после Кончи»?..

– Не знаю – пока отдохну.

Вряд ли стоило бередить раны – кто знает, сколько рубцов на сердце у этого закаленного в бесконечных гладиаторских ристалищах бойца...

К Виктору Колотову весь день идут многочисленные друзья, почитатели, коллеги – поговорить с глазу на глаз удается не каждому. Оказывается, в далекой Татарии тоже искренне обеспокоены состояние здоровья знаменитого земляка и готовы хоть сейчас прислать самолет, чтобы вывезти в Казань не только боль ного, но и его медицинскую «обслугу»... Президент Шаймиев давно уже «заманивал» Виктора «на родину предков», да что-то у его «эмиссаров» ничего не выходит. Потому, что Колотов буквально «прирос» к Киеву и уже отверг немало заманчивых предложений поменять прописку...

P.S.

Ровно через полгода после моего юбилейного интервью – день в день – Колотова не стало. То ли не выдержало могучее сердце, подорванное несправедливым увольнением с поста тренера «молодежки» после абсурдного поражения от сборной Исландии (0:4), то ли устал на зимней охоте… А, может, просто судьба ему столько отмеряла – не больше? Жаль, при всем его футбольном величии он так и не сказал своего главного слова… Все, кто его близко знал, сходятся в одном – человеком он был еще более великим! Вот уж кто воистину любил футбол в себе, а не наоборот. Великое «Динамо» был его родным клубом – жаль, что потомки разбазарили это величие и в обозримом будущем даже самые отъявленные оптимисты не отважатся прогнозировать изменения к лучшему. И это лишний раз подчеркнула вчерашняя игра в Казани, в которой футболисты толком не могли понять, чего ждут от них болельщики в Киеве.

А теперь открою небольшую тайну: тогда в раздевалке под трибуной киевского «Динамо», заняв удобную позу перед нашим фотографом – Виктор Перегняк с трудом вытащил камеру, смущенный обилием обнаженных мужчин, я, полуобняв Бердыева, не удержавшись, сказал: «Курбан Бекиевич, на фоне игры нынешнего «Динамо» ваш «Рубин» выглядит «Барселоной». Тренер был доволен.

Ну, а теперь, когда вы посмотрели ответный матч, опровергните меня – так ли уж я не прав?


Топ клубов мира


Как из глобул возникают звёзды tv.
Топ игроков



Лучшие сборные

© Сайт про футбольный клуб Рубин - при публикации на вашем сайте наших материалов прямая ссылка обязательна!